Какого цвета герои Нила Геймана?

Когда на роль Тени в грядущей экранизации «Американских богов» утвердили смурного темнокожего Рикки Уиттла, многие восприняли это как уступку политкорректности. Оказалось, даже внимательные читатели упускают не только тот факт, что главный герой — метис (его мать чернокожая, а отец — [спойлер]), но и недвусмысленный диалог в самой первой главе.

— Не понимаю я тебя, Тень, — сказал Уилсон, пока они шли по коридору.

— Чего вы не понимаете, сэр?

— Тебя. Слишком уж ты, черт побери, тихий. Слишком вежливый. Отсиживаешь, как старик, а тебе сколько? Двадцать пять? Двадцать восемь?

— Тридцать два, сэр.

— Что ты за человек? Латинос? Цыган?

— Не знаю, сэр. Может быть.

— Может, у тебя в роду ниггеры. У тебя есть в роду ниггеры, Тень?

— Возможно, сэр. — Расправив плечи, Тень глядел прямо перед собой, сосредоточиваясь на том, чтобы не дать охраннику себя спровоцировать.

Всё дело в том, что даже у самых либеральных и толерантных из нас в голове сидит жучок, который наделяет каждого персонажа книг, которые мы читаем, фильмов, которые смотрим, etc. наиболее привычными характеристиками: цветом кожи, сексуальной ориентацией, взглядами.

Не лишним будет вспомнить и историю с чернокожей Гермионой. Дж. К. Роулинг пришлось напомнить, что цвет кожи мисс Грейнджер не упоминался ни в одной из книг — строго говоря, одной из популярных фанатских теорий заключалась в том, что Малфой, который обладает яркими нацистскими замашками, ненавидит Гермиону не только за то, что её родители не были волшебниками.

Дополнение: на самом деле, Роулинг ошиблась. В книге «Гарри Поттер и узник Азкабана» она описывает Гермиону так:

Hermione’s white face was sticking out from behind a tree.”

Однако всё не так просто. В том же «Узнике» цвет кожи Гермионы описывается ещё раз — совсем иначе:

“They were there, both of them, sitting outside Florean Fortescue’s Ice Cream Parlor — Ron looking incredibly freckly, Hermione very brown, both waving frantically at him.”

Очевидно, неопределённость национальности Гермионы объясняется не задумкой Дж. К., а её знаменитой небрежностью.

enhanced-buzz-22394-1422777329-32

На днях вопрос возник снова, и снова в связи с романом Нила Геймана. Пользователь Тумблера спросил писателя, почему тот редко описывает национальность своих персонажей. Автор вопроса считал Чарли и Паука из «Детей Ананси» белыми, и только перечитывая, понял свою ошибку.

Нил дал развёрнутый ответ, который я рискну привести здесь полностью в своём переводе.


 

На самом деле, в «Сыновьях Ананси» я довольно часто описываю национальности персонажей. Вы знаете, кто откуда родом, как они говорят, какую еду предпочитают. Но цвет кожи я упоминаю, только когда впервые описываю белого персонажа.

К примеру:

“Excuse me,” said a small white woman with a clipboard, “are these people with you?”

(«Прошу прощения», — сказала миниатюрная белая женщина с планшеткой, — «эти люди с вами?»)

или

He was a middle-aged white man with receding very fair hair. If you happened to see Grahame Coats and immediately found yourself thinking of an albino ferret in an expensive suit, you would not be the first.

(Он был средних лет белым мужчиной с очень светлыми редеющими волосами. Если бы при виде Грэма Коутса вам на ум пришел хорек-альбинос в дорогом костюме, вы были бы не первым, кто так подумал.)

или

They went inside: down wooden steps to a cellar where rubicund barristers drank side by side with pallid money market fund managers.

(Они вошли внутрь: спустились по темной деревянной лестнице в подвал, где румяные барристеры пили бок о бок с мертвенно-бледными биржевыми брокерами и управляющими трастовыми фондами.)

или

Grahame Coats had gone off-white – one of those colours that turn up in paint catalogues with names like Parchment or Magnolia. He said, “How did you get access to those accounts?”

(Грэм Коатс побелел как полотно, точнее, стал того цвета, какой в каталогах красок фигурирует под названием «Пергамент» или «Магнолия».)

или

Her flatmate, Carol, a thin-faced white woman from Preston, stuck her head around the bedroom door. She was towelling her hair vigorously.

(Её соседка, белая худышка из Престона по имени Кэрол, высунула голову из ванной. Она энергично вытирала голову.)

или

She wore a white blouse, and a blue denim skirt, and over it, a grey coat. She had very long legs and extremely pale skin, and hair which remained, with only minimal chemical assistance, quite as blonde as it had been when Morris Livingstone had married her, twenty years earlier.

(Одета она была в белую блузку, синюю джинсовую юбку и в серое пальто поверх них. У неё были очень длинные ноги, чрезвычайно белая кожа, и волосы остались (лишь с минимальной помощью химии) такими же золотистыми, какими были, когда Моррис Ливингстон женился на ней двадцать лет назад.)

или

Fat Charlie squeezed in next to a large woman with a chicken on her lap. Behind them two white girls chattered about the parties they had attended the previous night and the shortcomings of the temporary boyfriends they had accumulated during their holiday.

(Толстый Чарли пристроился на сиденье рядом с женщиной, державшей на коленях курицу. Две белые девушки у него за спиной болтали о вечеринках, на которых были вчера вечером, и о недостатках того или иного временного бойфренда, коллекцию которых они собрали за время каникул.)

(Это то, что попалось на глаза, список не исчерпывающий.)

Надеюсь, при внимательном чтении вы обнаружите, что национальность многих персонажей вполне очевидна и зачастую описана недвусмысленно(так, отец Дейзи родом из Гонконга, а мать — эфиопка).

Жаль, что вы считали Толстого Чарли, Паука, Мистера Нанси и их родню белые, но тут дело в том, что большинство читателей по умолчанию считают всех персонажей белыми, если только им прямо не сказали другого. Это очень дурная привычка, и я надеюсь, что «Сыновья Ананси» помогут кому-то от неё избавиться.

Ну и, в конце концов, намёк на национальность главных героев можно найти и в названии книги…

P.S. Я слегка расширил первый абзац своего ответа. Ведь национальность — это не только цвет кожи. Помню, когда «Сыновья Ананси» только вышли, я получил письмо, автор которого упрекал меня в том, что старушки едят на поминках «не ту» еду. Конечно, они ели не ту еду, что принято подавать на поминках в южных штатах, а ту, что предпочитают люди на Карибах.


Переводя ответ Геймана, я сперва хотел просто найти цитаты из русского перевода «Детей Ананси», но оказалось, что, во-первых, они не точны (переводчик даже — по одному ему известным причинам — выбросил некоторые фразы целиком), а во-вторых, почти всюду слово «белый» выброшено. Что только показывает важность проблемы.

К сожалению, под рукой нет электронной версии нового перевода, под заглавием «Сыновья Ананси». Если кто может проверить, как цитируемые фрагменты выглядят там — расскажите.


Подпишитесь на страницу в фейсбуке и на ненавязчивую рассылку, чтобы не пропустить обновления в блоге. Если хотите написать мне, вам сюда.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s